PL EN RU
Концепции модернизации в посткоммунистическом дискурсе
 
Подробнее
Скрыть детали
1
профессор, заведующий кафедрой теории и философии политики факультета политологии СПбГУ
Дата публикации: 2019-12-22
 
Studia Politologiczne 2016;40
 
КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА:
СТАТЬЯ:
В статье демонстрируется – каким образом различные концептуализации модернизации могут приводить к совершенно различным объяснениям и заключениям в отношении динамики демократизации и вообще политических изменений в посткоммунистическом мире. Послевоенный опыт коммунистического Востока акцентировал стремление преодолеть недоразвитость, стимулируя экономический и политический прогресс. Специфические характеристики посткоммунистического транзита фактически состоят в том, что они свидетельствуют не только о полити- ческой трансформации от тоталитарного режима к плюралистической демократии в странах Центральной и Восточной Европы, но одновременно и к экономической трансформации от плановой командной экономики к свободной рыночной эконо- мике и гражданскому обществу, основанному на принципе свободных ассоциаций. В 1995 г. А. Пшеворский отмечал, что крах коммунизма в Восточной Европе широко интерпретировался как триумф демократии и капитализма. Новые посткоммунистические страны избрали стратегию заимствования политической, экономической и культурной организации, уже существовавшей повсеместно в развитом капиталистическом мире со свойственными ему демократией, рыночной системой и индивидуалистической, ориентированной на потребление культурой. Школа транзитологии, которая стала к этому времени очень влиятельной, возможно, «в глубине души» не возлагала слишком больших надежд на широкое распространение демократии, но все же подчеркивала, что именно выбор политических акторов играет жизненно важную роль в отходе от авторитаризма. Решительно возражая против подобного взгляда, противники транзитологических подходов настаивали на том, что история посткоммунистических стран вообще и коммунистическое наследие, в особенности, так или иначе, исключают неуклонное движение в направлении либеральной демократии. Они, в частности, утверждали, что фундаментальный разрыв отделяет, по крайней мере, половину коммунистических стран от Запада, и, следовательно, – от демократии. В рамках подобной стратегии модернизация становится синонимом интернационализации и сводится к интеграции в мировую экономику в соединении с имитацией экономических, политических и культурных образцов, превалирующих в развитых капиталистических странах. Однако немногие политики полностью отдавали себе отчет в том, что в развитых демократических странах демократические институты и типы капиталистической экономики имеют значительные различия. Более того, те, кто стремится подражать этим странам, часто забывают о многих примерах провала капитализма в достижении процветания или демократии.
PEER REVIEW INFORMATION
Article has been screened for originality
 
ЛИТЕРАТУРА (7)
1.
Democracy and Myth in Russia and Eastern Europe, edited by Alexander Wöll and Harald Wydra. London and New York 2008.
 
2.
S. Eisenstadt, Frameworks of the Great Revolutions: Culture, Social Structure, History and Human Agency, “International Social Science Journal” 1992, № 133.
 
3.
Chr. W. Haerpfer, Democracy and Enlargement in Post-Communist Europe. The Democratization of the General Public in Fifteen Central and Eastern European Countries, 1991–1998, London–New York 2002.
 
4.
J.J. Hesse (ed.), Administrative Transformation in Central and Eastern Europe. Towards Public Sector Reform in Post-Communist Societies, Oxfor –Cambridge 1993.
 
5.
A. Przeworski, Capitalism and Social Democracy, Cambridge; Paris 1985.
 
6.
A. Przeworski, Sustainable Democracy, Cambridge 1995.
 
7.
E. Tiryakian, The Changing Centers of Modernity, “Comparative Social Dynamics”, Boulder (CO) 1986.
 
ISSN:1640-8888